Лицом к лицу с гневом

Лицом к лицу с гневомВ поле моего зрения человек пятнадцать: в основном женщины, но встречаются и несколько мужчин, бабушки, засыпающие на своих сиденьях. Двое школьников носятся по салону, чем привлекают к себе недовольные взгляды окружающих. Я нахожусь в задней части автобуса. Хорошая возможность поработать над развитием параллельности внимания. Осознаю свои руки: одна свободно висит вдоль туловища, другая держится за поручень, слегка напрягаясь при поворотах автобуса. Я спокойно смотрю на пустоту прямо перед собой, словно наблюдаю невидимый никому объект. Расфокусировав взгляд без какого-либ
4000
о усилия, я специально расширяю внимание на периферии зрения, для этого выделяю из фона два противоположных окна и на протяжении всей поездки стараюсь их не терять.Лицом к лицу с гневомВ поле моего зрения человек пятнадцать: в основном женщины, но встречаются и несколько мужчин, бабушки, засыпающие на своих сиденьях. Двое школьников носятся по салону, чем привлекают к себе недовольные взгляды окружающих. Я нахожусь в задней части автобуса. Хорошая возможность поработать над развитием параллельности внимания.

Осознаю свои руки: одна свободно висит вдоль туловища, другая держится за поручень, слегка напрягаясь при поворотах автобуса. Я спокойно смотрю на пустоту прямо перед собой, словно наблюдаю невидимый никому объект. Расфокусировав взгляд без какого-либо усилия, я специально расширяю внимание на периферии зрения, для этого выделяю из фона два противоположных окна и на протяжении всей поездки стараюсь их не терять.
Вблизи меня стоят две женщины средних лет, молодая девушка, парень, видимо студент, периодически в пространство вторгаются бегающие дети. Пытаюсь одновременно удерживать их вниманием. Через секунду, все замечаемые мной, движения сливаются в непрерывный, отлаженный танец. Женщина что-то достает из сумки, другая поправляет волосы. Студент разговаривает по телефону, мужчина в рубашке и синих джинсах время от времени вертит головой по сторонам. Осознаю их действия, как пробегающую перед глазами реку. Складывается иллюзия гармоничности, четко прослеживается ритм.

Внезапно я ощутил толчок в плечо. Не успев развернуть голову, слышу пьяный, наглый голос:
— Эй урод, смотри где стоишь. Людям не пройти.

Мой взгляд встречается с прилично одетым мужчиной: короткая стрижка, дорогой костюм, слегка помятый, небольшой кожаный чемоданчик. Он пытается встать с сиденья, но опьянение не позволяет этого сделать, к тому же, я случайным образом оказался у него на пути. Мужик смотрит на меня взглядом полным ненависти и нетерпения. Мое внимание всецело приковано к событию. Осознаю свое тело, чтобы не полностью вовлечься в происходящее. Остановка. Школьники радостно выбегают из автобуса, с ними салон покидают еще несколько человек. В этот момент в уме всплывает недавний урок нового учителя:
— Ты излишне добрый и хороший — это заслуга твоих родителей. И все бы ничего, но с такими ограничениями ты становишься слишком уязвимым. Но важнее другое. Твоя неизменная доброта — ничто иное, как еще один образ, которого ты старательно придерживаешься, который тобой управляет. В следующий раз, когда представится возможность, вместо того чтобы сделать что-то правильное и хорошее, сделай наоборот. Я не говорю о преступлении или каких-то тяжелых проступках. Просто будь жестче. Намеренно. Научись выбирать не только из положительного для общества, но и из отрицательного и осуждаемого. И обязательно в это время отслеживай все внутренние процессы.

Ни на мгновение не потеряв из внимания происходящее в автобусе, я ещё раз прокрутил монолог Сергея Олеговича. Но воспоминания растворились под напором текущего момента. Пьяный мужчина уставился на меня. За миг в моем уме возникло несколько идей: извиниться и отойти — так я обычно и поступил бы в подобной ситуации; нагрубить, но все-таки отойти; не отходить и посмотреть, чем все закончится; сделать нечто еще более непривычное. Я останавливаю мышление и направляю все внимание на стоящего напротив пьяного мужика. Он уже поднялся и готовится идти прямо на меня. В голове возникают слова, правильные слова:
— Извините, проходите пожалуйста.

— Видимо не смогу выполнить задание сегодня — проносится у меня в уме.

Я спокойно отхожу, полностью освобождая проход. Но мужик не успокаивается и продолжает что-то бурчать себе под нос. Внезапно ощущаю в себе волну такой злости, которой никогда не испытывал раньше. Она поглощает меня. Поджигает мой взгляд, гневом невиданной мощи. Я готов разорвать его, мне хочется бить его со всей силы. Стоя на расстоянии удара, я смотрю пьяному четко в глаза. Странное ощущение, будто от действий, жестоких и неоправданных, меня удерживает только тоненькая нить, готовая вот-вот разорваться. Одно лишь движение пальцем и я уничтожу того, кто находится передо мной. Сердце бьется все сильней, отдаваясь в ушах глухими стуками, руки начинают трястись.

Когда-то, на одной из наших первых встреч, старик говорил мне:
— Ты спокойный и мягкий, но внутри скопилось столько злости, что однажды она начнет вырываться наружу и вряд ли ты с ней справишься. А произошло так из-за того, что в течение жизни, ты частенько сдерживал себя. Либо потому что говорили — нельзя, либо потому что просто боялся. И сегодня, наблюдая эмоции, отделяясь от них, ты будешь в начале все делать не правильно. Это закон развития. Каждый должен пройти множество неправильных путей, прежде чем найдет тот, который, возможно, подходит именно ему. С самонаблюдением тоже самое. — старик немного покашлял и продолжил. —Сначала ты думаешь, что делаешь все так как надо, но эмоции подавляются. Ведь часто ты будешь стремиться избавиться от гнева, страха, обиды или раздражительности. И это стремление приведет тебя к разделению. Две личности: одна, например, испытывает страх, другая не хочет его испытывать. Ты будешь считать себя тем, который не хочет страха, и таким образом подтолкнешь личности к борьбе, к противостоянию. А любое противостояние всегда, хотя бы на время, усиливает то, с чем борются. В итоге, страх только возрастет.

— Так что же делать? — спросил я в тот день, обеспокоенный сказанным.

— Нужно наблюдать за той личностью, которая хочет избавиться от переживаемой эмоции и одновременно за другой — испытывающей ее. И не отождествляться ни с первой, ни со второй. В тоже время нужно понять, что и та и другая личность — это части тебя, которые ждут, что их признает хозяин и примет обратно в сознание. В конце концов надо просто позволить себе испытывать эти эмоции. И ни в коем случае не винить себя за них.

Тогда, меня насторожил тот факт, что старик, рассказывая все это, ни разу не пошутил. Он вел себя подобным образом только в дни, когда рассказывал нечто важное.

— Запомни раз и навсегда — ты не плохой и не хороший, не злой и не добрый, не умный, не глупый — ты никакой. И поэтому ты свободен быть любым. — закончил в тот вечер старик и одарил меня своей привычной улыбкой.

Я в автобусе, ситуация накаляется. Пьяный заметил мой гневный взгляд и это злит его еще больше. Первое, что я делаю, отпускаю все, что удерживает меня. Принципы, идеи, мораль, советы, угрозы, прошлый опыт — все выкидываю на помойку разума, придаю забвению. Мне становится легко. Я могу играть любую роль. Я не обязан быть интеллигентным и спокойным, показывающим только хороший пример. Я никакой.

Мужик начинает орать на меня матом, но через мгновение захлебывается словами и оседает, получив мощный тычок в солнечное сплетение. Свободная рука практически взлетела без моего контроля и нанесла удар. Пьяный задыхается и отчаянно пытается ухватить по-больше воздуха раскрытым ртом. Я со спокойным выражением смотрю в его глаза — их застилает страх. Он в ужасе отползает от меня, тем самым грязнит свой помятый костюмчик. Кондуктор, находящийся неподалеку, поспешно возвращается на свое место и усиленно смотрит в окно. Пассажиры замерли и ждут продолжения. У некоторых в глазах прослеживается азарт и любопытство. У других страх.

В моем уме всплывает идея — добить. Удар ногой в голову будет в самый раз.

Стоп.
Кто это?
Это не я. Нечто зародилось во мне. Наблюдаю. Не сопротивляюсь. Ни от чего не пытаюсь избавиться. Не виню себя за сделанное.
Меня поглотила одна из ложных личностей. Отделяюсь ото всех своих ощущений и переживаний, а в первую очередь от мыслей, без спроса посетивших мой ум. Пустота проникает в меня. Я есть пустота.

Я протягиваю руку мужику и искренне извиняюсь. Он в свою очередь тоже пытается извиняться, но его сбитое дыхание не позволяет ему этого сделать. Он нелепо отряхивается и сообщает, что ему пора выходить. Я помогаю ему вылезти из автобуса и возвращаюсь в салон.
Все окружающие смотрят на меня по-разному. Кто-то видимо отождествился со мной и испытывает гордость. Другие жалуются на жестокую молодежь. Третьи готовы проклинать обоих. Четвертым просто все равно, они якобы ничего не заметили. Таких больше всех.

© Евгений Трубицин.
Отрывок из книги «Ловля бабочек. Дорога осознания»
de-trening.ru